Размер шрифта: A A A Изображения Выключить Включить Цвет сайта Ц Ц Ц Х
 
РАБОТЫ КЕТСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ В ВЕРХНЕМ ТЕЧЕНИИ РЕКИ КЕТИ
 
 
    Интерес к поиску городища остяцкого князя Урлюка не был для нас случайным: в последнее время внимание археологов Западной Сибири переключилось на поиск и раскопки «остяцких» городков угорских и самодийских богатырей, о которых сохранились предания и исторические сведения. В Нарымском крае такие городки тоже существовали в XVI–XVII веках, но специальному изучению они не подвергались.
    Особое место в исторических источниках отводилось Урлюковскому городищу, как «самому верхнему остяцкому поселению» начала XVII века. Целью Кетской археологической экспедиции, организованной Томским областным краеведческим музеем в 2012–2013 гг., был поиск и исследование этого городища. Финансировали наши работы в 2013 г. Российский гуманитарный научный фонд (проект № 13-01-18055 «е») и Департамент по культуре и туризму Томской области.
В дореволюционное время городище остяцкого князя Урлюка упоминается довольно часто. Самое первое его описание оставлено в 1675 г. Николаем Гавриловичем Спафарием-Милеску, русским посланником, отправленным с особой миссией в Китай. Путь его пролегал по реке Кети, ежедневно он вёл записи, поэтому и о реке, и о её берегах, и о жителях у него есть сведения. Про городище он написал следующее: «А стоит то Урлюково городище на красном месте, на яру», «на правой стороне» и «городище ныне пусто и всё сгнило, и лесом поросло, от Старой Кети 12 вёрст».
    В 1725 г. по Кети путешествовал Даниил Готлиб Мессершмидт. В его дорожных записках тоже сохранилось упоминание о городище, но, согласно его данным, оно находится на противоположном берегу реки Кети, чуть выше «Белешова бора» (сегодня это район современного пос. Катайга и дер. Урлюково – А. Боброва).
Наиболее полное описание городища принадлежит известному историку Герарду Фридриху Миллеру. Он писал, что городище (в его написании «Урнюково или Орликово») расположено «…на южном (т.е., левом – А. Боброва) берегу Кети, в 15 верстах от устья р. Chasse-ki (т.е. р. Катайги). Здесь «в старые времена стоял построенный тамошними остяками маленький острог, который служил им защитой от тунгусов и татар и где, прежде всего, имел свое жилище остяцкий князец Урнюк. Это место находится на возвышенном обрывистом берегу, называемом по-остяцки Pyngri-matsche, что по-русски означает Барабанный яр, так как слово Pynger на языке нарымских и кетских остяков означает шаманский бубен». С севера в 5 верстах от Урнюкова городища находится устье р. Keltschu-ki (современная р. Кельма).
    В 1952 г. экспедиция Томского государственного педагогического института под руководством профессора Андрея Петровича Дульзона изучала население региона и археологические памятники. В это время были проведены раскопки курганов Урлюковского и Усть-Озеринского могильников и тогда же записано предание о богатыре-птице Урлюк. В нём говорилось о том, что жил этот богатырь в местечке Кара-лози-сок – «Болотного (нижнего) духа имеющий мыс», в 1 км от юрт Урлюковых. Богатырь воевал с луком и стрелами против врагов своей земли, защищая её от вторжения иноплеменников, в том числе от русских казаков. «Говорят, когда в него выстрелили из пушки, он обернулся уткой и поплыл домой. Русские бы ни за что не догадались о хитрости богатыря, но его сын раскрыл пришельцам секрет отца, и утка-богатырь была подстрелена. Позже соплеменники не простили сына-предателя и расправились с ним, но богатыря Урлюка это уже вернуть не смогло».
    Со слов местного жителя была записана и информация о существовании в окрестностях Урлюково двух городищ – Урлюковского и Кара Лоози Сок. Таким образом, в исторических и фольклорных источниках, в свидетельствах селькупов, информантов А.П. Дульзона, существование городища не ставилось под сомнение. Г.-Ф. Миллер помещал его на высоком месте, на левом «южном берегу, в 15 верстах по Кети» от устья р. Катайга. А.П. Дульзон – «на противоположной стороне р. Кети от д. Урлюково… на 679-м км её правого берега». По его же данным, оно могло находиться «в 1 км от д. Урлюково».
    В 1976 году во время разведочных работ Галины Ивановны Гребневой, археолога Томского государственного университета, в окрестностях д. Урлюковой были обнаружены три поселения и снят план Урлюковского могильника, но городища обследованы не были. Так что были ли они в наличии, и каково их состояние на тот момент мы не знаем.
    Не смотря на то, что письменные свидетельства предоставляют нам противоречивые данные о местонахождении городища, их наличие и присутствие селькупского поселения – дер. Урлюковой – на правом коренном берегу р. Кети, а также указание на существование рядом с ней городища князя Урлюка, вдохновляли нас на его поиск.
В окрестностях пос. Катайга участники Кетской археологической экспедиции ТОКМ побывали дважды: в 2012 и 2013 годах. За два полевых сезона нами были проведены разведочные и стационарные исследования, целью которых был поиск Урлюковского городища. В 2012 г. на территории былого проживания остяцкого князя Урлюка, упомянутой Г.-Ф. Миллером, выявлено 6 городищ, два из которых были открыты во время разведки В.А. Рябцева в 1977 г. Он датировал их эпохой раннего железного века. Нами открыты ещё четыре городища.
    В 2013 году мы обследовали часть левобережного коренного берега старицы Кети (оз. Ломоватого) для проверки сведений Г.Ф. Миллера, открыли ещё одно городище и провели шурфовку на нём и на двух Катайгинских городищах, для того, чтобы идентифицировать одно из них с городищем князя Урлюка. Но, увы, все городища возникли здесь в раннем железном веке, городищ позднего средневековья обнаружено не было.
    Стационарные раскопки мы провели на Катайгинском городище III. Памятник был избран не случайно, а с учётом традиционных представлений нарымских селькупов об обжитом пространстве. Рыболовы рек, пойменных озёр и лесные охотники, они считают наиболее пригодной для проживания речную пойму, на верхней границе которой обычно и устраивают свои поселения. Катайгинское городище III расположено близко к большой реке, но на безопасном расстоянии от нее. Оно находится в сосновом бору, на краю террасы огромного мыса, который вклинивается в пойму, максимально сближаясь с основным руслом р. Кети. У подножия террасы располагается озеро Круглое. Со стороны поймы городище находится под естественной защитой крутого берега, со стороны материка оно защищено линией укреплений – внешним рвом и внутренним валом.
    Всё это обеспечивало безопасность проживания обитателям городища, а наличие источников питания (река, озеро, лес) способствовало сохранению и продолжению рода. Выход в большую реку Кеть позволял осуществлять контакты с окружающим миром.
    На укреплённой части городища располагались: углублённая площадка прямоугольной формы и четыре западины разной формы. В раскоп включена западная половина городища, часть вала и рва – всего 116 кв.м. Культурный слой памятника состоит из фрагментов древесного угля, мелких перемолотых пережжённых костей, фрагментов бытовой и технологической керамики. Его мощность от 20 до 60 см. Основные находки сосредоточены на глубине 30 см от современной дневной поверхности. Судя по находкам (а их на площадке более 850), жизнь обитателей городища протекала почти исключительно на производственной площадке. Культурный слой насыщен отходами металлургического и бронзолитейного производства: обнаружены фрагменты тиглей, литейных шишек и форм; капли бронзы, фрагменты мелких бронзовых изделий, всплесков, фрагмент бронзового скифского котла; каменные сколы; фрагменты тулов, венчиков и плоских днищ от лепных сосудов. Большинство венчиков имеет поясок из сквозных ямок, стенки украшены резными линиями. На посуде присутствуют следы жёсткого заглаживания, характерного для посуды кулайской культуры, её васюганского этапа V–III вв. до н.э. Древняя погребённая почва насыщена углями и кусками сгоревшего дерева, что свидетельствует о предварительном обжиге участка леса при обустройстве городища.
    Западина рядом с производственной площадкой представляла собой полуземлянку, которую использовали в хозяйственных целях. При её расчистке обнаружены остатки сгоревшей кровли и настил из плах на полу. Ни очага, ни следов кострища зафиксировано не было. Около восточной стенки, в углах постройки, найдены скопления черепков от двух сосудов; фрагменты третьего располагались в северо-западном углу. По сравнению с производственной площадкой, здесь совсем мало находок (примерно 17% от общего количества). Это фрагменты керамики, капли бронзы, железный стержень. Посуда из постройки по орнаментации аналогична той, что обнаружена на производственной площадке, но круглодонная.
    У подошвы вала, высота которого не превышала 1 м, на границе со рвом, видимо, была установлена изгородь из жердей, препятствовавшая его оползанию: сохранились остатки сгоревших жердей, завалившихся на дно рва. Небольшое количество находок с вала (каменные сколы, мелкие фрагменты керамики) и рва (2 фрагмента сопла) относятся к тому же времени.
    По аналогии с другими памятниками Нарымского Приобья, исследованными Людмилой Александровной Чиндиной, коллекция материалов с городища датирована ранним железным веком, начальным его этапом – V–III вв. до н.э. Её состав и наличие единичных целых изделий, таких как железный миниатюрный нож, каменный оселок, два костяных наконечника стрел, свидетельствуют о том, что городище покинули, тщательно подготовившись: в слое отсутствуют изделия из бронзы и другие ценные, с точки зрения обитателей, предметы.
    Подведём итог, сказанному выше. Таким образом, городищ позднего средневековья, с которым можно было бы соотнести укреплённое поселение остяцкого князя Урлюка, в окрестностях пос. Катайга, д. Урлюково и в левобережье р. Кети на оз. Ломоватом, пока не выявлено. Шесть из семи городищ дали материалы раннего железного века. Пять из них возникли на раннем его этапе, в V–III вв. до н.э. При всей археологической «бедности» яркими предметами, коллекция с Катайгинского гродища III, уникальна. Абсолютные аналоги материалам известны из сборов на городищах Новый Стан 2 и 6 на Обь-Енисейском канале, что позволяет утвердительно говорить о проникновении населения с левобережья Енисея, через верховья р. Кети в таёжные районы Приобья. Предположение о том, что это население было связано с носителями Хакасско-Минусинской котловины, было высказано Я.А. Яковлевым – автором раскопок Карбинского городища I (V–III вв. до н.э.), расположенного около пос. Клюквинка. Этот памятник находится в среднем течении р. Кети и отстоит на сотни километров от Катайгинского городища III, но его материалы, практически, идентичны нашим.
Сомнений в том, что городище князя Урлюка существовало в историческое время, и было одним из селькупских поселений, у нас нет. Имя остяцкого князя сохранили архивы и письменные источники, от него получили название юрты, а затем и деревня, известная и на современной карте Томской области. В разной огласовке оно сохранилось в фамильном составе коренных жителей этих мест – селькупов. Исследования нельзя считать завершёнными – Урлюковское городище ждёт своих открывателей.
    Старший научный сотрудник ТОКМ, Руководитель Кетской археологической экспедиции                                    А. Боброва
 
 
Здесь мы жили и работали
 
 
 
Вал и ров городища – самые «неудобные» участки раскопа и достаются они обычно проверенным людям. 
Людмила Леонидовна Харламова и Алексей Скворцов  за работой.
 
 
 
Зачистка объектов – дело ответственное.  Людмила Леонидовна и Алексей  знают в этом толк
 
 
 
Катайгинское III городище. Зачистка после снятия современной дневной поверхности (дёрна)
 
 
 
Последние штрихи перед фотосъёмкой на производственной площадке
 
 
 
А это хозяйственная постройка: перед вами – пол и стенки (песок серого цвета), скопления керамики от двух сосудов
 
 
 
Нам здесь нравится! Наши гости. Иногда они приезжают специально, чтобы увидеть, как проводятся раскопки
 
 
 
День знаний: Татьяна Демьяновна Дозморова постоянно интересуется ходом работ на городище
Дорогая Татьяна Демьяновна! Спасибо за ребят!
 
 
 
После перекопа идёт засыпка раскопа, но Евгений Алексеевич ещё не завершил 
описание восточной стенки и пребывает «в задумчивости».
 
 
 
    Хочу поблагодарить всех участников Кетской Экспедиции, особенно катайгинских ребят за то, что не ныли, за то, что выдержали. Благодаря «нашим детям» все мы ощущали постоянную заботу жителей Катайги, прежде всего, их родителей, учителей, продавцов магазинов, работников почты, аптеки, врача больницы, сотрудников администрации. СПАСИБО всем тем, кто принял участие в нашей судьбе, жизни, работе.
Руководитель  КАЭ ТОКМ  А. Боброва
 
 
 
 
 
 
НАХОДКИ С КАТАЙГИНСКОГО ГОРОДИЩА III
 
Глиняная посуда с городища
 
 
 
Тигель – глиняный сосуд для плавки бронзы
 
 
 
Фрагмент бронзового скифского котла и всплески бронзы
 
 
 
Заготовки костяных наконечников стрел и каменный оселок. 
 
 
Вверх